Печать 
Передачи недели

Александр Цекало: на съемках Южное Бутово у нас весело, как в поезде

 
13 сентября выходит шоу «Южное Бутово». Его продюсер раскрывает секреты программы.
– Почему в «Южном Бутове» вас нет в кадре?
– Я не во всех программах в кадре, когда я их произвожу. И не все программы, где я в кадре, я произвожу. Например, «Прожекторперисхилтон» производит компания «Красный квадрат».
– Скажите, а как вы выбирали себе маску для «Большой разницы»? И зачем пошли в кадр?
– Когда все затевалось, я встал рядом с Ургантом не потому, что это моя программа. Нужен был ведущий, который может пригласить на сцену известного человека и подтрунивать над ним. Не все ведущие могут себе позволить так разговаривать. Оно логично складывалось: я со всеми знаком, Иван – любимец публики… А когда на сцене двое, должен быть конфликт. Если нет конфликта, тогда не нужно второго ведущего. И конфликт родился. Как? Мы же работаем с тем, что имеем. Материалом артиста является сам артист. Мы работаем со своей фактурой – ростом, весом, возрастом. Поэтому в каких-то скетчах Иван подтрунивает надо мной как над человеком старше его. Он может сказать: «Александр, как-то вы похудели подозрительно. Вы что, раскошелились на тренажерный зал?» А я могу посмеиваться над Иваном: «Какой-то вы современный, неглубокий человек, Иван. Хлыщ поверхностный. Нет в вас, как во мне, мудрости».
– А новое шоу почему так назвали – «Южное Бутово»?
– Мы хотели использовать название какого-нибудь нецентрального района Москвы, где живут люди, пытающиеся выжить в наше непростое время. Это аналог немецкого шоу «Улица Шиллера», которое успешно идет во многих странах.
– Что происходит в кадре?
– «Южное Бутово» – шоу, у которого нет сценария. Артисты никаких текстов перед съемкой не получают. На сцену приглашаются два человека. Это двоюродные братья. Один из них когда-то приехал в Москву, снял квартиру в Южном Бутове, второй приехал погостить и остался навсегда. Старший брат – Сергей Светлаков, младший – Дмитрий Брекоткин. Они знакомы по команде КВН «Уральские пельмени», так что общий язык на площадке был найден сразу. Остальные участники труппы – Тимур Родригез, Тимур Батрутдинов, Вера Брежнева.
– Это напоминает детскую игру «Что сделать этому фанту?».
– Да, это очень веселая игра. Все актеры яркие, смешные, с чувством юмора, и выполнение каждого задания превращается в маленькое шоу.
– Что самое сложное для продюсера в шоу, где нет сценария?
– Мы очень зависим от настроения артистов.
– А как бороться с неправильным настроением?
– Например, я прошу отключать мобильные телефоны в момент подготовки к съемкам. Через мобильный мы часто получаем негативную информацию. Если текст выучен, ты по-любому выйдешь и отговоришь на автомате. А импровизации не получится. Изображать веселье очень сложно. Имитировать кураж – невозможно. Мы собираем артистов часа за два до съемки и устраиваем общие чаепития. Создаем атмосферу поезда, когда ты в купе едешь и знаешь, что надо с этим человеком выпить чай из стакана с подстаканником и съесть курицу или яйцо.
Воскресенье, Первый канал, ЮЖНОЕ БУТОВО
Лина ТИМЧЕНКО
Фото Дмитрия ДРОЗДОВА