Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Клубу путешественников 50 лет!

Елена ШАТАЛОВА
 
Люди, делавшие передачу, вспоминают...
Ксения Николаевна, супруга Юрия Сенкевича:
– Когда СССР развалился, «Клуб» выживал только благодаря энтузиазму сотрудников. Ребята не получали зарплату, но из 15 человек команды не ушел никто. Программа исправно выходила в эфир. На свои деньги купили камеры, сдали в аренду московскую квартиру и всей семьей переехали к нам на дачу.
«Клуб» был единственной программой, которая снимала сюжеты о России. Но из этих командировок Юра приезжал безумно расстроенным. Невозможно снимать только пейзажи – а в стране была разруха. Врать не хотелось.
Муж любил Камчатку. Если бы узнал, что Долину гейзеров завалило, не знаю, что с ним случилось бы.
Юра был очень здоровым человеком. Он не знал, как болит зуб или голова. Не жалел себя. Если снимал пустыню, то 800 километров по жаре, с песком на зубах. За три года до того, как Юры не стало, с ним случилась дикая авария в Танзании. Автомобиль перевернулся три раза и накрыл его. Шесть поломанных ребер… Удивительно, как жив остался. Его привезли в Москву всего синего. А через четыре дня после операции он пошел на работу.
Мы прожили с ним 33 года. В месяц он дней 10 был дома, остальное время в разъездах.
Любимым местом на Земле Юра называл станцию Трудовая в Московской области. Там находится наша дача, где мы жили последние годы. Когда Юра возвращался из экспедиции, он не сразу заходил в дом. Сначала к нему бросалась овчарка Миша. Они садились вдвоем на крыльце, Юра сидел молча минут 20, выкуривал несколько сигарет. И только потом шел домой.
Ему было страшно. И не раз. И он мне в этом признавался. Страшно было в той экспедиции с Хейердалом, когда они шли через Аденский залив. Ночью они попали в страшный шторм. Втроем на лодчонке, с керосиновым фонариком на мачте и рулевым управлением. Рядом высоченные суда, у которых тормозной путь 3–10 километров. Из рубки на высоте 15-этажного дома их лодку даже никто не видит…
Куда бы Юра ни уезжал, если была связь, звонил 2–3 раза в день. Узнавал, какие оценки у детей, почему меня вызвали в школу, что мы сегодня ели на обед. Ему было важно, что дома – порядок.

Эта программа – лидер по числу достижений.

43 года в эфире, 2236 выпусков, благодаря которым зрители побывали в 150 странах мира. И наконец, 30 лет клубом рулил путешественник Юрий Сенкевич.
4 минуты свободы
Программа начиналась с киноальманахов, снятых для показа перед сеанcами в кинотеатрах. Четыре сюжета по четыре минуты. Но каждый – словно окно в мир: маленький рассказ о Лондоне, Париже, Америке. В течение 13 лет «Клубом» заведовал кинорежиссер Владимир Шнейдеров. Когда в 1973-м его не стало, долго не могли найти замену. Пока Владимир Ухин (дядя Володя из «Спокойной ночи, малыши!») не привел в качестве гостя соседа по дому Юрия Сенкевича. Тот недавно вернулся из плавания в составе экспедиции Тура Хейердала. Появление обаятельного Сенкевича вызвало шквал зрительских звонков…
5500 над землей
Здесь многое было впервые. Например, зарубежное восхождение советских альпинистов. До 1982-го флаг СССР на Эверест еще не водружали. Готовились к экспедиции два года. Спорткомитет поручил Институту медико-биологических проблем РАН прогнать всех кандидатов на восхождение по программе подготовки космонавтов. В этом НИИ работал и Юрий Сенкевич. Позже он и еще два члена «Клуба» будут жить в базовом лагере на подступах к Эвересту на высоте 5500 метров. Тогда не было цифровых камер, пленка на морозе ломалась, но отснятый материал положил начало экспедициям «Клуба».
40 000 км вокруг света
Такое расстояние преодолела в 1998 году звездная команда во главе с Юрием Сенкевичем. Тогда вокруг света отправились Андрей Макаревич, Леонид Якубович, Максим Леонидов, Стас Намин и Леонид Ярмольник. Швеция, Перу, Чили, Таити, Япония...
Сенкевич предложил всем побывать на острове Пасхи. Полетели на 12-местном двухмоторном самолетике. Когда компания загружалась, шутили, что, если что-то случится, погибнет цвет российского телевидения. В полете над океаном загорелся левый двигатель, к счастью, летчики заметили это вовремя, повернули обратно и посадили самолет.
– Топливо из двигателя аж брызгало, – вспоминает Леонид Ярмольник. – Садились мы как в боевике. Параллельно с нами ехали 8 пожарных машин. После приземления я напился…
Фото Альвиана ЯБЛОНСКОГО, из личного архива


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 319 гостей онлайн