Печать 
Передачи недели

Большая разница: а Штирлиц – кто?

Алиса УГЛОВА
 
Актер «Большой разницы» и «Мульта личности» Сергей Бурунов рассказал, как научился смотреть глазами Гордона и говорить голосом Михалкова.
– Сергей, каким ветром вас, летчика, занесло в артисты?
– Мне нравилось заниматься художественной самодеятельностью. В летном училище была команда КВН, где я играл. Как-то заболел и попал в медсанчасть. Сосед по койке предложил: «Может, нам в артисты пойти?» Я удивился: «Как ты себе это представляешь?» – «Поступим вместе и будем учиться на одном курсе». Так он во мне зерна сомнения и посеял. А когда мы выздоровели, то желание перевестись в театральный осталось только у меня.
– И что, не скучаете по небу?
– Скоро должен выйти фильм «Сердце врага», где играю немецкого летчика. Причем воздушные бои снимали в небе: я сидел за штурвалом и смотрел в объектив камеры, которая устанавливалась прямо на самолет. После этой работы снова начал в свободное время ездить на аэродром и летать.
– Опустимся снова на землю: почему выбрали пародию?
– Не люблю слово «пародия», я играю человека вместе с его психологией. На втором курсе Щукинского училища у нас было творческое задание «Наблюдение». И я сыграл Владимира Этуша, а он тогда был ректором. Преподаватели посмотрели и предостерегли: «Ты молодец, но вообще-то и росточком не вышел в отличие от Этуша, да и слишком точно его показал». Но я на свой страх и риск показал пародию Владимиру Абрамовичу. Он посмотрел, улыбнулся и ушел. Потом я показал Этуша снова – уже на его юбилее. После этого он стал меня узнавать и даже спрашивать, как дела.
– Вы рекордсмен по образам в «Большой разнице» – их у вас 40. Есть любимцы?
– Мы имеем дело с яркими личностями, и градации – этот интересный, а этот нет – не существует. Сложно было входить в образ Александра Пушного. И над Александром Гордоном пришлось поработать, это же мегамозг. Но я кое-что раскопал.
– И что же?
– Глаза, его фирменный ненавидящий взгляд.
– А бывает, что и в повседневной жизни из вас Гордон как полезет?
– Если человек потерял способность разделять работу и собственную жизнь – это уже шизофрения.
– То есть боитесь, что какой-то образ приклеится?
– А этого не избежать. В народе меня давно окрестили Штирлицем.
– Вы еще и незаметная звезда «Мульта личности», где работаете Лукашенко, Зюгановым и Михалковым…
– В «Большой разнице» делают ставку на внешнее сходство – и какие-то образы, которые мне нравятся, отдавали другим. А «Мульт личности» позволяет восполнить эти пробелы. Например, я наконец смог показать Никиту Михалкова. Его ни с кем не спутаешь, поэтому тут важно отработать голос на сто процентов либо вообще никак. А вот почему мне дали Зюганова – не понимаю. Его психофизические данные не соответствуют моим.
– На «Мульте личности» ваша двойная жизнь не заканчивается: ведь вашим голосом говорит Леонардо Ди Каприо во всех фильмах в России.
– Он меня многому научил, своей точности. И когда мы с ним работаем (я уже по-другому сказать не могу, потому что нас связывают пять ролей), стараюсь ему соответствовать. Мне же таких ролей никто не даст сыграть никогда!
– Но один образ вы еще не освоили – образ мужа.
– Я действительно не женат, даже не знаю почему. Наверное, еще не встретил свою девушку. А еще я очень устаю от необоснованной ревности: «Ты гладил ее по коленке, я видела, тебе это нравилось». Ну как объяснить, что это – работа?
Воскресенье, 30 мая, Первый канал, Большая разница
Фото Руслана РОЩУПКИНА, Артура ТАГИРОВА, «Первого канала»