Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Ну и молодежь пошла!

 
Телеведущая рассуждает о том, как важно уважать старость, и о том, что бабушки могут испортить жизнь кому угодно. Ольга Бакушинская – ведущая программы «Pro жизнь» на канале ТВ Центр
На днях у меня неожиданно случилась обратная связь. Нет, я понимала, конечно, что «Телесемь» известный журнал и меня многие читают. Откликов в редакции много. Но одно дело отклик в Интернете или слова учительницы дочери: «А я твою маму читаю». Совсем другое, когда читатель сам лично до тебя добредет. Лицом к лицу. С живой критикой.
Вылетаем мы с дщерью утром в воскресенье из лифта. Быстро вылетаем, потому что опаздываем. А на первом этаже лифта ждет незнакомая старушка. Я подчеркиваю – незнакомая. Это важно. Потому что в подъезде живут старушки, которых я знаю в лицо.
Мы скатываемся по лестнице, а вслед нам несется громкое:
– Здравствуйте, товарищ Бакушинская!
Я оборачиваюсь:
– Здравствуйте.
– Вот вы колонки в «Телесемь» пишете о разном, а об уважении к пожилым людям не пишете. Здороваться надо! Вот вы не здороваетесь, а колонки пишете. Да!
Я говорю:
– Я могу идти?
Она царственно машет рукой, как царица Клеопатра отпускает рабыню восвояси:
– Идите. И дочь свою научите вежливости.
Я говорю:
– Знаете, вы отбили у меня всякую охоту впредь с вами здороваться.
И мы выбежали. Вслед нам неслись возмущенные проклятия.
Ну что ж, эта неизвестная бабушка – мой читатель. И этот читатель просит поговорить о вежливости к пожилым соседям. Давайте поговорим. Но сначала еще одна история, которая случилась со мной через день.
Соседний магазин электроники. Мне нужна маленькая компьютерная штучка, но возле прилавка стоит интеллигентная пожилая женщина и покупает фотоаппарат. Для нее это событие, она не очень понимает, как им пользоваться, продавец терпеливо объясняет ей, на какую кнопочку нажимать. Потом объясняет по второму разу. Я не хочу их беспокоить, но время идет. Через пятнадцать минут я решаюсь:
– Э-э-э-э, извините, но мне ничего не надо объяснять, просто выпишите мне чек, и я в кассу пойду...
И тут интеллигентная старушка оборачивает на меня искаженное злобой лицо и кричит:
– Вы что! Не видите! Люди заняты! Идите пока погуляйте!
Я тихо офигеваю и стою молча.
Но старушка не успокаивается:
– Что вы тут стоите? Я сказала – погуляйте!
И, главное, совершенно непонятно, что делать в такой ситуации. То есть понятно, если перед тобой гражданин или гражданка детородного возраста. А тут действительно пожилой человек. У которого могут быть свои проблемы и мозговые явления. Главное – понимаешь, что сама вполне можешь стать грымзой, если доживешь.
Однако, замечу, агрессия в старости не берется ниоткуда. Просто в старости все процессы растормаживаются – это раз. И два – если начальнику в свое время хамить опасался, то на пенсии уже бояться некого. У нас много агрессивных молодых, у нас много агрессивных людей среднего возраста, так откуда возьмутся добрые бабушки? К старости, знаете ли, человек улучшается только в теории, а на практике все наоборот.
Да и обидно им – это понятно. Старики у нас совершенно списаны со счетов, и воспринимают их в обществе и семье как помеху, докуку и лишний рот. Им хамят в поликлинике и ЕИРЦ, на них презрительно смотрят молодые продавцы.
Так что отрадный факт, что молодой человек терпеливо и подробно объяснял покупательнице хитрости цифровой съемки. И я никак не покушалась. Я только скажу неведомой соседке, которая наверняка это прочтет.
Понимаете, когда вы читали мне лекцию, вами двигала не забота о моих манерах. Вами двигала ненависть, желание оскорбить, заставить страдать. Зачем? Ведь я вам ничего не сделала, даже наоборот. В прошлом году добилась, чтобы в подъезде поменяли сломанные почтовые ящики на новые и красивые. Я могла бы поставить отдельный ящик себе, но сделала всем.
Нельзя делать основой жизни ненависть, осуждение людей, это вам повредит, а не окружающим.
Это если случай легкий, потому что соседские бабушки бывают не просто агрессивные, но и невыносимые. Однажды нашу программу позвали разбираться в девятиэтажку на набережной Москвы-реки. Одинокая пожилая женщина завела в своей двушке 40 собак и 10 кошек. Некоторых выводила гулять, большинство – нет, так что потолок у соседей снизу промокал сами понимаете чем. Остальным соседям было легче. Потолок у них не промокал. Но запах, блохи и лай круглосуточно сопровождали жизнь нескольких десятков человек, среди них грудные младенцы и аллергики. По дороге на прогулку собаки без объявления войны кусали жильцов, а старушка еще и подзадоривала: «Правильно, Шарик! Плохой дядя, собак не любит».
Ситуация патовая. Конечно, можно пригласить и милицию, и санэпидемстанцию, и телевидение, но реально подействовать на такую гражданку очень сложно. Можно только постепенно и добром.
Бабушки и дедушки, я вас очень люблю и уважаю, но призываю к взаимности. И когда я, взмыленная, выбегаю из лифта, меня можно совершенно обезоружить ласковым:
– Добрый день! А я читаю ваши колонки.
Глядишь, и познакомились бы, соседушка, и подружились вплоть до чая с вишневым вареньем. Кстати, меня зовут не «товарищ Бакушинская». Я понимаю, тяжелое наследие, вы наверное, в райкоме комсомола работали? Но меня зовут Ольга. А вас?
Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. Ждем ваших откликов и советов.
А вам соседи жизнь отравляют? Пишите – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Отклики читательниц

На статью «Зимою слесарь торжествует!»
Хочу рассказать свою историю борьбы с ДЭЗом. Живу я в районе Лужников. Лет 10 назад в нашем дворе сломался огромный сук на тополе и завис на уровне 4-го этажа. Я сообщила в ДЭЗ – молчание. Снова звоню – нет ответа. На третий раз поинтересовалась, а есть ли мои заявки в журнале (я фиксирую даты и время обращения в диспетчерскую). Их не записывали! Пошла к технику-смотрителю. Отвела ее к дереву, сук показала. «Да-да! Вот будут подрезать деревья...» Несколько лет я ждала, когда будут обрезать деревья. Написала письмо в управу района. Отнесла письмо лично замглавы управы. Через месяц пришел ответ: «Работы в вашем дворе выполнены». Но писала-то я о конкретном суке толщиной 25 см в диаметре! Выглянула в окно. Висит милый, покачивается, ждет, на кого бы рухнуть. А под ним гуляют мамы с колясками, детишки резвятся... А тут по телевизору показали сюжет о молодой женщине, на которую в Москве рухнуло гнилое дерево, и теперь она лежит парализованная с переломом позвоночника. И никто, оказывается, в этом не виноват! И я довела дело до конца. Нашла сайт правительства Москвы, написала туда все мои злоключения – 7 лет переписки и обещаний! Короче, на следующий день приехали, сук срубили. А работы-то было всего на 5 минут! Татьяна Викторовна, г. Москва
Иллюстрация Виктора БАЛАБАСА


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 290 гостей онлайн