Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Пешком и с ружьем

 
Телеведущая рассуждает о том, как автомобильные парковки во дворах отравляют жизнь жильцам всего дома. Ольга Бакушинская – ведущая программы «Pro жизнь» на канале ТВ Центр
История, которую я вам расскажу, уже экранизирована в моем окне. Если считать широкое окно гостиной телевизором. По нему уже несколько лет идет сериал. Не любовный – детективный. Этот сериал кого угодно превратит в «человека с ружьем».
Уж не знаю, какие фантазии роились в голове проектировщика, но он спроектировал большой квартал так, что заехать в него с улицы нельзя, можно только через наш двор, поэтому в нем довольно оживленно. В первых сериях моего заоконного сериала я привыкала не реагировать на звуки встретившегося стекла и металла. Так как двор узкий, в нем едва разъезжаются две машины, а иногда и не разъезжаются.
Сюжет закручивался, и вторая серия оказалась куда более драматичной. Девушка едва успела скакнуть через заборчик на газон, уворачиваясь от спорткара, мчащегося по кварталу со скоростью около ста. Уф…
Как вы догадываетесь, тротуара у нас нет. Вернее, он есть, но весь заставлен машинами – вместе с площадками перед подъездами. Поэтому пешеходы и мамаши с колясками выучились двигаться по двору короткими перебежками, хорошенько настроив «локаторы». Чу! Вроде тихо, старушка семенит в глубокой луже на проезжей части. Услышала звук мотора… Скок! Протиснулась между двумя бамперами припаркованных машин и замерла. Выглянула… Тишина! Снова засеменила по слякоти проезжей части. С коляской, конечно, хуже. Потому что коляска не вписывается между двумя машинами и быстро ее не развернешь. Но мамашки тоже как-то натренировались. В конце концов у нас еще естественный холм есть, можно на него коляску приподнять, а дальше уже почти легко.
Напряжение сериала нарастает. Однажды из окна я увидела пожар в соседнем подъезде и пожарную машину, которая не могла проехать. Все ж заставлено. Пока на руках отнесли припаркованное на газон, пока развернули шланг, появились первые жертвы. Погиб мужчина. Я решила воспользоваться служебным положением и снять о нашем дворе сюжет. Я стояла как раз на площадке перед подъездом и писала свою речь, когда туда с матюками въехал сосед. То ли с шестого, то ли с восьмого. Но припарковаться он хотел не просто на тротуаре, а на нашей камере.
Следующий эпизод я смотрела не из окна, а из подъезда, где было собрание жильцов. Пешеходы решали, как им получить тротуар, автомобилисты совали им под нос неприличные жесты. Здравых предложений было немного. Всего два. Положить поперек двора парочку лежачих полицейских и огородить тротуар столбиками. Было и третье предложение, урезать немного от палисадника и сделать новый тротуар. Тогда хватило бы места и для парковки, и для пешеходов. Но очень быстро выяснилось, что деревья и кусты у нас в городе можно рубить хоть сотнями, когда дело касается строительства торгового центра, но нельзя тронуть парочку полумертвых тополей, когда дело касается удобства жителей.
Долго ли коротко ли, но лежачие полицейские однажды ограничили лихачей в выкрутасах, хотя и ненамного.
А в конце осени из окна я увидела несбыточное – в край тротуара веселая бригада таджиков втыкала столбики. С одного края двора втыкала, а с другого стоял здоровый мужик и выбивал свежевоткнутое ударом копыта. Вышиб три, довольно заурчал и поставил на тротуар свою «мазду». Утром я увидела, что половина столбиков лежит на газоне, а таджики асфальтируют тротуар.
– Стойте! Стойте! – вскричала я. – Вкопайте обратно заграждение!
– Хозяйк, слюшай, ми нычего нэ знаим, – ответствовал их бригадир. – Ми асфальт кладем. Столбик – это нэ наш.
«Нэ наш, нэ наш», но мы его теряем. Теряем почти каждый вечер, когда очередной сильный пацан вышибает брешь в хлипкой изгороди. А другой нам все равно не видеть из своего окна, потому что деньги уже потрачены. И кому какое дело, что загородку эту запланировали и сделали дебилы и так не делают. И что в доме у нас живут физически сильные, но нравственно ущербные мужики, которым лишь бы тачку приткнуть, а как его собственная жена будет его джип огибать с детской коляской – его и не тревожит никак.
Наша «мыльная опера» ни шатко ни валко добрела до конца первого сезона. Что будет во втором, я не знаю, как увижу из окна – сообщу.
А теперь – титры. Штраф за парковку на тротуаре всего 300 рублей. Конечно, если брать его каждый день, то может что-то выйти, но это мне кажется сомнительным, учитывая, что никого ни разу не оштрафовали. По крайней мере, в пределах видимости из моего окна-телевизора.
Штраф за превышение скорости более чем на 40 километров в час от положенной (а во дворе положено пять) – от тысячи до полутора тысяч рублей. Это хоть что-то. Но сначала нужно поймать живого инспектора ГИБДД и притащить его в наш двор.
Словом, я уже ни на что не надеюсь, когда выхожу на улицу. А когда не выхожу, с интересом смотрю за развитием сюжета и прикидываю планы на следующий сезон. Говорят, если попкорн, который продают в кинотеатрах, не съесть, а рассыпать на крышу неправильно припаркованного авто, голуби научат владельца вежливости без всяких проблем с Уголовным кодексом для того, кто насыпал.

ЖДЕМ ПИСЕМ!

Мнение автора не всегда совпадает с мнением редакции. Ждем ваших откликов и советов.
А вы как с владельцами машин разбираетесь? Пишите – Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Отклики читательниц

На статью «Пусть льется?»
В 2010 году в нашем доме стали ставить счетчики на воду, а я не захотела. В ДЭЗе сначала уговаривали, потом мне пришли квитанции за ноябрь – 24 тысячи, за декабрь – 40 тысяч. Я не стала их оплачивать и поставила счетчики на воду, но через другую организацию. Когда пришел специалист ставить счетчики, он офигел: на них был нереальный расход на 300 и 500 кубов воды. Он сказал, что я смело могу подавать в суд. Потом я весь год оплачивала квитанции по своим счетчикам, не больше 3,5 тысячи в месяц. А те две квитанции лежали неоплаченные. Осенью 2011 года стали приходить долговые бумажки, угрозы, что отключат коммуналку. Я позвонила адвокату, мне ответили: давайте подавать в суд, 100% выиграем. Я решила подождать, но мое терпение лопнуло, когда ДЭЗ вывесил на подъезде списки должников. Я написала об этом в департамент, а заодно и про свой долг. На другой день списки сняли, через полмесяца пришли квитанции за ноябрь – декабрь 2010 года, перерассчитанные, по 4 тысячи. Я обрадовалась и побежала их оплачивать, чтобы не встречать Новый год с долгами. А в сберкассе выяснилось, что на сайте ДЭЗа за эти месяцы стоят суммы еще меньше (на 500 рублей). Я довольна, что есть на свете справедливость! Юлия, г. Москва
Иллюстрация Виктора БАЛАБАСА


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 322 гостей онлайн