Мы в социальных сетях


Голосование

Вы счастливы в браке?
 

Последние комментарии


Ни с тобой, ни без тебя

 
«Телесемь» продолжает публиковать отрывки из книг, которые следует взять с собой в отпуск.
В издательстве «АСТ» выходит новая книга писательницы. История непростых отношений мужчины и женщины, растянувшаяся на десятилетия.
У нее волевой характер, у него – слишком мягкий. Она хочет за него замуж, а он боится обидеть своих детей новым браком. Они расстаются и сходятся вновь…
…Тамара родом из Барнаула. Там она работала, там влюбилась в некоего Борю. Боря – умница, красавец и очень хороший человек. Все при нем, за исключением одного НО.
Боря – алкоголик. Когда он был трезвым, невозможно было представить его пьяным. И наоборот.
На Борю ушло пятнадцать лет жизни – с двадцати пяти до сорока. Тамара все это время надеялась, что он бросит пить, женится на ней и у них родятся красивые здоровые дети. Но не произошло ни первого, ни второго, ни третьего. Он не бросил пить и не женился. Жизнь не сложилась. Впереди жалкая перспектива: стареть в любовницах, а потом просто стареть.
Началась перестройка, демократия, антисемитизм.
Тамара продала квартиру и переехала в Израиль на постоянное место жительства. Ей достался город Холон, пригород Тель-Авива. Море – в десяти минутах ходьбы. Пальмы. Похоже на Сухуми. Курорт.
Соседи оказались дружественные, симпатичные. Приняли участие в ее жизни. Познакомили с нестарым вдовцом, турецким евреем. Тамара называла его Турок.
Они понравились друг другу и стали жить вместе.
Турок не мог нарадоваться новой жизни. В хорошие минуты он говорил Тамаре:
– Бог ударил меня по левому плечу, но погладил по правому.
Это значило: Бог наказал Турка потерей любимой больной жены, но дал другую – здоровую и молодую.
Тамара намекнула Турку: хорошо бы он повел ее под хупу. (По христианским обычаям это называется «под венец».)
Турок ответил:
– Верующий еврей женится только один раз.
– Но она же умерла, – возразила Тамара.
– Перед детьми неудобно, – сознался Турок.
Брак оставался гражданским. После смерти Турка Тамара ничего бы не получила. Осталась при своих. Но она не заглядывала так далеко вперед. А в настоящем – они были вполне счастливы. Жили беспечно и весело, как дети. Тамара часто задавалась вопросом: «За что мне такое счастье?» Видимо, судьба подарила ей компенсацию за Борю.
Лариса Николаевна впервые увидела Тамару в прошлом году в этом же отеле. Отель – пять звезд. Жить в нем – счастье.
Каждую субботу праздновали Шаббат. Столы покрыты льняной скатертью, густое вино наподобие кагора, фаршированная рыба. Молитва перед трапезой – все так торжественно и трогательно.
Тамара в тот год была улыбающаяся, счастливая, легкая. По вечерам танцевала с Турком под музыку, и по тому, как он вел ее в танце, как они двигались и смотрели друг на друга, было видно, что после танцев они вернутся в номер и лягут в постель. И Бог снов покровительственно хлопнет турка по правому плечу.
Они оба были молоды, но не первой молодостью, а второй. Ей сорок, ему пятьдесят. У них есть прошлое, но и будущее тоже есть.
Прошло пять лет. Их счастье было ровным и насыщенным, как хорошее вино.
Турку исполнилось пятьдесят пять. Эту дату справляли торжественно. В ресторане. Собрались все друзья и родственники и, конечно же, дети.
Дети – это три дочери. Старшая пришла со своими детьми, то есть внуками. Средняя дочь проходила службу в армии и пришла на юбилей в форме. У нее не было времени переодеться.
Младшая дочь училась живописи и подарила отцу картину. На картине были изображены все члены семьи: отец, покойная мать, три дочери, зять и два внука – мальчик и девочка. И это все. Тамары там не было и близко.
Что это значило? Очень просто. Они не считали Тамару членом своей семьи.
Да, живет с отцом некая русская (все, кто из России, – русские), обстирывает его, готовит еду, убирает в доме, сексуально обслуживает – бесплатная рабсила плюс проститутка. Но семья (как там говорят, мешпоха) – это другое. В семью Тамара не входит.
У Тамары потемнело в глазах. Она устроила скандал прямо на месте, в ресторане. Она испортила весь праздник. Она орала Турку в лицо:
– Немедленно под хупу, или я сейчас же ухожу.
– Уходи, – сказали дочери. – Что же ты стоишь?
Турок безмолвствовал, тем самым поддерживал дочерей. Тамара ушла.
– Я правильно сделала? – спросила Тамара у своей соседки, тоже русской. В Москве ее звали Римма, а здесь Ривка.
– Правильно, – согласилась Ривка. – Только не надо было скандалить при людях. Скандалить – это унижаться.
– А как?
– Промолчать. А потом вернуться домой и поставить ультиматум.
Тамара позвонила Турку по телефону и повторила свое требование. Под хупу. А иначе полный разрыв отношений.
Турок тяжело молчал. Страдал. Но стоял как скала. Тамара перестала звонить. Ушла на погружение. Она выжидала, что Турок не выдержит одиночества и приползет к ее ногам.
Но, оказывается, турка познакомили с другой женщиной, моложе Тамары. Разведенной.
Эту весть принесла Ривка.
– Разводушка, понимаешь? – спросила Ривка.
– Конечно, понимаю, – отозвалась Тамара. – Чего там не понять?
– Из Марокко, – уточнила Ривка. – Марокканка.
Турок стал жить с марокканкой, а Тамара осталась на бобах.
Время шло, она тосковала. Жалела, что проявила максимализм. Лучше было жить без хупы, чем никак.
Тамара – красивая женщина, с высшим образованием. Книги читала. Знает русскую классику, это тебе не мароканье, которое понаехало из Африки, на хвостах качаются. Русские евреи принесли высокую русскую культуру на Землю обетованную. Но Турку не нужен был Достоевский. Ему нужна была просто женщина с сиськами, а все женщины одинаковы и взаимозаменяемы.
Турок и сам не семи пядей во лбу. Перекупщик овощей.
Тамара работала в русской газете. Писала статьи и очерки. Ее называли «золотое перо».
За Тамарой стал ухаживать завотделом. Не чета Турку. Но...
Чужой. И не так пахнет.
От Турка пахло фруктами: персиками, яблоками. Ничто на свете не издает такого аромата, как спелые яблоки.
Господь Бог снабдил фрукты буквально божественным ароматом. Зачем? Чтобы летели пчелы.
А от завотделом пахло рыбой. При этом у него были любовницы в машбюро и среди внештатных журналисток. Никого не пропускал.
Разве можно сравнить его с Турком? Турок был предан каждой своей клеточкой. Каждой своей секундой.
Принадлежал ВЕСЬ. Он привык быть преданным и верным.
Тамара стала жалеть, что тянула его под хупу. Что такое хупа? Формальность. Штамп в паспорте. А люди живут не штампами, а духом и материей.
Однажды ей приснился сон: Турок пришел к ней и заплакал. И она тоже заплакала.
Проснулась в слезах. Вся подушка была мокрой.
Тамара встала с постели, подошла к телефону и позвонила своему Турку. Он взял трубку, и в его голосе зазвенела такая радость...
Дальше все случилось как во сне. Сон оказался вещий. Он пришел и заплакал, и она заплакала. Когда прошли первые минуты размягчения души, Тамара проговорила, сморкаясь в платок:
– Мы больше никогда не расстанемся, но ты должен повести меня под хупу...
– Нет, – слабо отозвался Турок...
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
Фото PhotoXPress, PersonaStars


Поделись с друзьями






Новости партнеров


Популярное

Читайте также



Добро пожаловать
на официальный сайт
Телесемь
Сейчас 294 гостей онлайн