Печать 
Между нами, девочками

Цветы жизни

Дина БАБАЕВА
 
Рождение ребенка – счастье, праздник.  Но долго ли длится это ощущение?
Наш консультант  Ольга Бакушинская – ведущая программы «Pro жизнь» на канале «ТВ Центр»
я сейчас прямо с ходу скажу одну вещь, которая может вызвать протесты, брожение в умах и гневные отповеди. Но я все же скажу. Российские мужчины не готовы к появлению ребенка. Я не имею в виду те классические случаи, когда джентльмен идет в отказ:
– Дорогой, я беременна.
– Да? А от кого?
Или:
– Дорогой, у нас будет ребенок.
– Отлично, я перезвоню.
Эти случаи, наверное, должен психиатр разбирать, потому что вроде как нормальный взрослый человек, вступающий в сексуальные отношения, должен знать, что от них может получиться ребенок. И у этого ребенка вне зависимости от дальнейшего развития событий будут два родителя. Несмотря на то что один из них рискует навсегда остаться «погибшим героическим летчиком».
Я имею в виду хорошую (на первый взгляд), официальную или неофициальную семью, где муж при известии о беременности радуется и гордится, что род продолжен. Он героически преодолевает капризы жены в положении, покупает фрукты и мечтает, как пойдет с сыном на рыбалку. Возможно, он даже присутствует на родах и со слезами держит свое дитя на руках. Дитя орет, отец пока улыбается. Он только что закончил сборку гламурной кроватки и разместил новенькую коляску в прихожей.
И вот вся семья в сборе. Дома. И тут выясняется, что ребенок орет не только в роддоме, а непрерывно. Что обиднее, путает день с ночью и высыпается перед тем, как устроить родителям сезон дождей в экваториальных джунглях. При этом отцу, как правило, утром на работу. Это я понимаю очень хорошо. В конце концов, у меня была маленькая дочь, и я совершенно не умею не высыпаться. В период, когда у нее резались зубы (а я уже вышла на работу, между прочим), я существовала по графику: двадцать минут спим, двадцать минут не спим. Ночь за ночью. Месяц за месяцем. Сказать, что я хоть как-то соответствовала в тот период своей должности, сильно преувеличить. Это не говоря о том, что в офисе я то плакала, то бросалась на всех с рычанием…
Однако вернемся к нашей среднестатистической семье. Через два месяца мать ребенка вполне может превратиться в измученное животное с немытой головой, а отец ребенка тоже в животное, но агрессивное. Я знаю семью, где муж мало того что уходил спать в соседнюю комнату, он еще из этой комнаты кричал басом:
– Утихомирь ребенка! Ты разве не знаешь, что мне завтра утром вставать и идти зарабатывать на вас на всех деньги.
Деньги. Когда жена перестала работать, ему стало казаться, что ее ничегонеделание слишком дорого ему обходится. То это надо, то педиатр, то костюмчик. Поэтому, когда она попросила костюмчик не ребенку, а себе (габариты после родов увеличились), любящий мужчина схватил ее за плечи и немного потряс:
– Худей, корова! Худей! Я не миллионер, чтобы оплачивать твой харч и последствия твоего харчевания!
Конечно, женщина свободная сковородку бы схватила, милому по лбу дала, да и выгнала товарища на мороз. А куда денешься с трехмесячным ребенком на руках без денег?
Поэтому очень часто я наблюдаю в семьях апокалиптические картины. Рабыня старается не злить господина, пытается справиться с бытом под грузом новых забот, нервничает, делает ошибки, просит прощения… В хозяине положения просыпается садист.
Кстати, забыла сказать, вышеописанный муж требовал не только тишины по ночам, но и свежего горячего ужина каждый вечер – так всегда было, так всегда должно быть!
Хорошо еще только словесно оскорблял и за плечи тряс. Знавала я одного мачо, к счастью, не очень близко – по касательной, который кормящую жену ломиком охаживал за невкусный суп. И уверял при этом, что судьба женщины – покоряться мужчине и терпеть. Так Бог повелел. И то сказать, жена у него была такая пугливая, что и жила бы с ним дальше. Но Бог, на которого он так любил ссылаться, распорядился иначе. Вместо сорокакилограммовой жены с этим «бойцом» однажды встретился товарищ более значительных веса, роста и навыков. Сначала они выпили, потом поговорили, а потом нашему домостроевцу разбили голову о бетонную стену. Теперь жена стала вдовой, с ребенком сама управляется, но с ломиком за ней никто не бегает. Правда, родители мужа требуют половину однушки, но это уже совсем другая история.
К сожалению, в наших мужчинах бродят какие-то древние наклонности, которые просыпаются всякий раз, как попадешь от них в зависимость. Моральную и материальную. И ребенок сразу становится «твой – пусть замолчит», и «задница жирная»…
Между тем не могу не вспомнить эпизод из сериала «Секс в большом городе». Одна из подруг родила и располнела. Какой-то тип в казино посмел ей сказать про это. На что другая подруга немедленно показала на его пивное брюшко и заметила:
– Она толстая, потому что родила ребенка. А у тебя какое оправдание?
Вы спросите меня: а что делать? По-человечески друг к другу относиться. Факт. Ценить женщину. Понимать, что трудный период надо пройти вместе. И… Вы уж меня извините, дорогие мужчины, ночью вставать к ребенку по очереди.

Отклики читательниц

«Закрой рот, дура...»
Бывают случаи, когда после женитьбы идеального мужчину не узнать: он теряет лоск, самостоятельность, лицо, благодаря жене, которую любит до смерти. Так произошло с моим братом. Красавец-богатырь, по которому сохло не одно девичье сердце, аккуратист до мозга костей, он женился на смазливой приезжей девушке, очень хорошо «упакованной» по тем временам. Вскоре выяснилось, что девушка редкая неряха, вещи носит до первой стирки, после чего выбрасывает, а ее папа без устали пополнял гардероб любимого чада. Обстирывать мужа и детей ей было лень. Это был удел мужа-аккуратиста или свекрови. Но со временем брат перестал замечать раскиданные по дому грязные вещи, немытую посуду, и на нем все реже стали появляться свежие рубашки и хорошо выглаженные брюки. Они вместе уже более тридцати лет, в доме вечный беспорядок, но, несмотря ни на что, они счастливы.
Екатерина З., 48 лет

Иллюстрация Виктора Балабаса